Библиотека
Дата и время

Обещание дочери.

(Сумкин Александр Дмитриевич)

 

   Проходят годы. Все дальше вглубь веков отодвигается Великая Отечественная война. Все больше хочется узнать о том, как и где воевали отцы и деды. И задаешь себе вопрос: почему не расспрашивала, когда пап был жив? Ответа нет. Хотя почему нет, есть – училась, создавала семью, воспитывала детей, работала…

  В общем, не до того было. Сейчас, когда выросли дети и даже внуки, а сама стала старше отца, когда его не стало, на душе все чаще вкрадывается чувство неисполненного долга перед теми, кого нет, за то, что мало почерпнула из семейной реки памяти.

   И все же. По крупицам – из своего архива, воспоминаниям родственников, скупым прежним рассказам папы и мамы – мне удалось пусть немного вспомнить этот пробел. Сегодняшнее повествование о папе – Александре Дмитриевиче Сумкине, уроженце д. Патракиево Лальского сельского совета.

   Папа родился 13 апреля 1919 года. Его родители – Дмитрий Петрович и Глафира Кирилловна - занимались крестьянским делом. С образованием колхоза «Звезда» трудились за трудодни с утра и до позднего вечера. Папа был старшим ребенком в семье, и поэтому вся тяжесть присмотра за младшими братом и сестрой легла на его плечи. По словам дяди Пантелеймона и тети Гали, их воспитатель был «дюже строгим». Видимо поэтому у папы с детских лет зародилась мечта стать учителем. Но исполнить сполна задуманное ему не удалось. А вот его подопечные, движимые той же идеей, достигли определенных высот в преподавательской деятельности, стали заслуженными учителями, отличниками народного образования: брат – в Ленинграде (С-Петербурге), сестра – в Казахстане.

   Папа после восьмого класса Лальской школы поступил в Сольвычегодское педучилище (к сожалению, документов об его окончании не сохранилось). Но в трудовой книжке на первой странице в графе профессия, стоит запись – учитель начальных классов. Записи в трудовой: 1936 год – принят Лальским РОНО на работу учителем Коробовской начальной школы Туринского сельсовета, 1938 год – переведен на работу воспитателем Лальского детского дома №2, 1939 год – переведен на ту же работу в детский дом №1 им. С.М. Кирова, 03.09.1939 года – уволен с работы в связи с призывом в кадры РККА (Рабоче-Крестьянская Красная Армия.)

  О папиных годах срочной службы я ничего не знаю. В семейном архиве сохранилась одна довоенная фотография, где на обороте папиной рукой написано: г. Самбор, 09.02.1941 г. Город находится в Львовской области на западе Украины… Отправила запрос в Центральный архив г. Подольска, чтобы что-нибудь разузнать об этом промежутке времени в биографии отца. По всей видимости, на Западной Украине папа встретил войну. Ожесточенные бои велись здесь все лето 41-го.   Из материалов свободной энциклопедии: в первые недели военной операции «Барбаросса» группа немецкой армии «Юг», продвигаясь на Восток заняла Львов, Тернополь, Винницу, Житомир. Сопротивление ей оказывали 4,15,16,19,22 механизированные корпуса Красной Армии. По количеству сосредоточения бронетехники в данном районе боевых действий сравнимо с танковой битвой под Курском. Решающее сражение произошло под Уманью в августе 41-го, в ходе которой в окружение попали 20 дивизий 6-й и 12-й армии Юго-Западного и отдельные части Южного фронта Красной Армии.

  Папа часто вспоминал о лесном массиве под названием «Лесная брама» на правобережье реки Синюха около села Подвысокое Новоархангельского района Кировоградской области:

                   Что такое Зеленая брама?

                     Средь холмов украинской земли,

                     Есть урожище или дубрава.

                     От путей магистральных вдали.

                     Это место суровых событий,

                     Незаписанных в книгу побед,

                     Неизвестных, а может, забытых…

                     Как узнать их потерянный след?

  В книге Евгения   Долматовского «Зеленая брама» описано много героических боев наших солдат. В каких-то из них участвовал папа – он часто брал в руки этот томик. А мы, дети, даже не догадывались, почему у нас на полке лежит это произведение…

  В годы советской власти у нас в семье не было принято было говорить о том, что папа был в плену. Хотя все об этом знали. Не рассказывал он, как в него попал. В книге Е. Долматовского описана так называемая «уманская яма» - лагерь для военнопленных Красной Армии. Ставшая настоящей фабрикой смерти: «… груды, именно груды раненых, (а может и трупов) на склонах глиняного карьера. Люди, которые могут еще держаться на ногах, стоят плотно, яма набита ими. Лагерь был разбит в начале августа 41-го, пленные жили под открытым небом на голой земле. Ни кухонь, ни уборных. Изначально он был рассчитан на 6-7 тысяч человек, однако в нем содержалось 74 тысячи. Ежедневно умирали по 60-70 человек. В центре «ямы» - лужа коричневого оттенка. Наши солдаты черпали зловонную воду пилотками и пили, но многих тут же тошнило. Эта жидкость была самым активным источником дизентерии и других губительных болезней, косивших военнопленных»… И все это пришлось пережить папе. У каждого человека своя судьба и далеко не всегда на войне он сам может распоряжаться ею. Как папа вышел из плена, мы тоже не знали, но то, что он в дальнейшем честно воевал, подтверждают его боевые награды. В наградном листке от 15 апреля 1945 года написано: 

  «Сумкин Александр Дмитриевич, звание – гвардии младший сержант, должность – командир стрелкового отделения 1-го стрелкового батальона 15-го Гвардейского Краснознаменного воздушно-десантного стрелкового Рымнинского полка 1-ой Гвардейской Овручской Краснознаменной орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Воздушно-десантной дивизии представляется к правительственной награде – ордену Красной Звезды». Вот описания подвига в приложении к наградному листку: «При форсировании реки М. Дунай тов. Сумкин возглавил разведроту. С этой группой ворвался в с. Мачер, где захватили большой обоз противника. Взяли в плен до 200 мадьярских и немецких, большое количество повозок с военными грузами. При подходе к селу противник открыл ураганный пулеметный огонь по разведгруппе и по второму взводу роты. Тогда разведгруппа обошла село справа и ворвалась в него Ручными гранатами уничтожила станковый пулемет, открыв дорогу для остальных бойцов роты. Достоин правительственной награды ордена Красной Звезды. Командир 15-го Гвардейского Краснознаменного Воздушно-десантного стрелкового Рымнинского полка гвардии подполковник Сидорак».

  В семейном архиве есть еще приказ с портретом Сталина от 4 апреля 1945 года об объявлении Сумкину А.Д. благодарности как участнику боев за освобождение Братиславы. Хранятся снимки, где папа сфотографировался с однополчанами на улицах городов Венгрии, Польши, Чехословакии. Мама в свое время говорила, что он участвовал в сражении на озере Балатон.

  День Победы папа встретил в Чехословакии. Домой вернулся в августе 45-го. В соседней деревне Соловьево он повстречал свою любовь, черноволосую девушку Александру Андреевну Суханову, приехавшую на родину в первый послевоенный отпуск, которая работала 2-м секретарем Опаринского райкома комсомола. 22 декабря 1945 года они расписались. О свадьбе не было и речи – время тяжелое настало.

  Молодожены работали в Верхнелальской школе: папа – физруком, мама – учителем начальных классов (до войны она тоже закончила Сольвычегодское педучилище).

  В 1946 году у Сумкиных появился первенец – Коля. В том же году папа уехал на Дальний Восток, обустраивать новый семейный очаг. Поступил работать в «Дальстрой». В п. Карамкен окончил курсы начальников дистанций дорожно - эксплуатационной службы при управлении шоссейных дорог. На курсах преподавалось 11 дисциплин, за все получил оценки «отлично».

  Мама с Колей переехали через год. Там родились мы с сестрой.

  В нашем архиве есть документ, оформленный в 1947 году – индивидуальный трудовой договор. В нем перечислены льготы для работающих на Крайнем Севере. Думаю, это и подвигло родителей переселиться на Колыму. Жили мы в деревянном доме на две семьи. Только за нашей стенкой были поселены заключенные: уголовники и политические. Помню, нас даже отпускали с некоторыми ловить рыбу на реке Дэбин.

  В памяти из детства, далекого по годам и расстоянию, осталось немного: мешки с кедровыми орехами, бочки брусники и всегда ведро красной икры. Нужды ни в чем мы там не знали.

  В конце 50-х нашей семье срочно пришлось выехать на родину: тяжело заболел дед Дмитрий Петрович. Папа устроился в дорожный участок в Лальске. Несколько раз избирался депутатом Лальского районного Совета депутатов. В его трудовой книжке в разделе «Сведения о поощрениях и наградах» нет свободного места.

 Любую работу исполнял честно и добросовестно. Аккуратность проявлял во всем, и нас тому учил. Всем детям, а нас четверо, родители помогли получить высшее образование, чем отец очень гордился – мы его мечту осуществили. В нашем доме уважительно относились книге: была большая библиотека. Папа любил историческую литературу.

 Фронтовые друзья из Москвы, Ярославля, Кирова, Микуни писали ему письма – они тоже бережно хранятся. Есть приглашения на Всесоюзные встречи: В Великий Самбор на 8-11 мая 1985 года и дивизионную в г. Черновцы. К сожалению, он не ездил, так как был тяжело болен. В 1986-м его не стало. Спустя четыре месяца на свет появился наш сын Александр. Александр вырос и вплотную занялся поисковой работой о военных годах Александра – деда.

  В дневнике папы много строк посвящено тем, кто не дожил до светлого Дня Победы. И фигурируют вопросы, а будут ли помнить те, кто придет после нас, поймут ли они наши рассказы, если сами не пережили мир войны? Хочется ответить тебе, папа: «Поймут!». Все до единого – дети, внуки, правнуки. Рассказы о войне часто всплывают в семейном кругу, боевые награды не пылятся в шкатулке, достаем как наглядное пособие. Самым любимым праздников является День Победы. Мы помним, как ты надевал свой парадный костюм и шел к обелиску встречаться с фронтовиками. Сохранилась тетрадь с песнями, записанными тобой во время войны: «На позицию девушка», «Синенький скромный платочек».

               Из безвестья Зеленая Брама

               Проявиться должна, наконец:

               Тайна жжет, как открытая рана,

               Ясность - это заживший рубец.

               Долгий поиск ведется с расчетом,

               Чтоб под натиском фактов и дат,

               Дать – пока безымянным высотам

               Имена неизвестных солдат!

  Все дальше вглубь уходят драматические события военных лет, все больше подробностей хочется узнать. Мы обещаем тебе, папа, что будем заполнять белые листы твоей армейской биографии новыми добытыми строками.

                                                               Людмила Александровна Пелевина.

Яндекс.Метрика