Библиотека
Дата и время

 Командир пулемётного взвода.

(Нечаев Алексей Прокопьевич)

Фронтовая хроника в воспоминаниях сына.

А.П.Нечаев8 мая 2004 года в №52-53 «СП» был опубликован очерк о моём отце Алексее Прокопьевиче Нечаеве, участнике Великой Отечественной войны, кавалере четырёх боевых орденов, получившим шесть ранений за эти два года.

За прошлые годы нам удалось к тем фронтовым документам моего отца, которые хранятся в нашем семейном архиве, добавить ещё и другие, найденные на одном из сайтов интернета моей дочерью Татьяной. Доступные сейчас, ранее они хранились под грифом «секретно».

Хочется представить выдержки из документов и воспоминания отца, которые на всю жизнь врезались в мою память.

Алексей Прокопьевич Нечаев был призван в армию в августе 1942 года из деревни Пьянковская Залисского сельсовета Лальского района Кировской области и направлен в Рязанское пулемётное училище г. Касимова, где 15 сентября принял присягу. А после ускоренного курса младшего офицерского состава в апреле 1943 года направлен в действующую армию на Воронежский фронт в звании младшего лейтенанта и был назначен командиром стрелкового пулемётного взвода 786 стрелкового полка 155 стрелковой дивизии.

14 августа в бою он получил первое ранение - пуля навылет прошла его тело в поясничной области. Обычное фронтовое совпадение, но именно в этот день приказом №360 командующим 27-й армии ему было присвоено звание «лейтенант».

Хромовые сапоги

До 24 ноября отец залечивал это ранение в госпиталях, где и отметил своё 19- летие. Молодой офицер к этому дню сделал себе подарок - заказал армейскому сапожнику хромовые сапоги - хотелось выглядеть хоть как-то элегантнее даже на фронте. Вот в этих сапогах и шинели он и прибыл из госпиталя в последних числах ноября 1943 года в свой родной 786 стрелковый полк, но уже 1 Украинского Фронта, который вёл упорные и жестокие наступательно - оборонительные бои на Киевском направлении, попав, как говорится, «из огня да в полымя». В день прибытия в полк, он был назначен командиром стрелкового взвода вместо погибшего накануне офицера. И сразу - в бой, не успев даже получить зимнюю форму.

Их 2-й стрелковый батальон атаковал очень хорошо укреплённую линию обороны фашистов, расположенную на господствующих высотках, перед которыми было совершенно чистое поле, покрытое глубоким снегом.

По каким-то причинам артиллерийский дивизион огневой поддержки отстал от наступающей пехоты, поэтому батальон наступал только при поддержке полковых миномётчиков, которые не смогли уничтожить хорошо укреплённые в ДЗОТах огневые точки фашистов.

Поднятый в атаку батальон вынужден был залечь под шквальным перекрёстным огнём вражеских пулемётов прямо в этом заснеженном поле. На каждое движение наших бойцов немецкие пулемётчики открывали прицельный пулемётный огонь. Об отходе на свои позиции не могло быть и речи. Крепчал мороз, а солдатам и офицерам приходилось лежать прямо в снегу. Даже помочь раненым товарищам не было никакой возможности. Лейтенант Нечаев в своих хромовых сапогах мог только постукивать каблуком о каблук. Только каким-то чудом он не обморозил себе ноги. С наступлением сумерек батальону удалось отойти на свои позиции.

Вечером командир взвода Нечаев сменил шинель на ватник, а свои хромовые сапоги - на валенки.

Утром следующего дня подошедший артдивизион мощным огнём «обработал» немецкую оборону, которую, хотя и с немалыми потерями, удалось прорвать изрядно поредевшему батальону, а хромовые сапоги лейтенанта Нечаева ротный старшина отправил в полковой обоз, где они и следовали за полком до весны.

786 стрелковый полк, продвигаясь на запад, вёл всё это время тяжёлые наступательные бои на территории Украины. 8 января 1944 г. младший лейтенант Нечаев (почему-то тогда из-за сложности обстановки приказ о присвоении ему звания «лейтенант» не дошёл до их части) получил второе ранение - осколок снаряда пробил голень правой ноги.

Вот что в тот день написал в наградном листе командир полка полковник Казарин: «Мл. лейтенант Нечаев A. — командир стр. взвода 2 стр. батальона 786 стр. полка 155 стр. дивизии 24 декабря 1943 года в бою за д. Турбовка Корнинского ?? района Киевской области выдвинулся со своим взводом вперёд, первым ворвался в траншеи противника, лично из автомата подавив пулемётную точку противника и тем самым дал возможность роте вступить в д. Турбовка. Ходатайствую о награждении младшего лейтенанта Нечаева орденом Красное Знамя».

Приказом командира 21 корпуса 1 Украинского фронта от 19 января 1944 г. младший лейтенант Нечаев награждён орденом Отечественной войны 2 степени.

А лейтенант Нечаев до 11 марта 1944 г. уже залечивал в госпитале своё второе ранение, после госпиталя вернулся на фронт, но уже в 332 стр. полк 241 Винницкой стр. дивизии, вновь приняв под командование стрелковый взвод.

К середине мая 1944 г. измотанные и обескровленные жестокими наступательными боями войска 1 Украинского фронта вынуждены были перейти к обороне. 332 стр. полк, в том числе и взвод лейтенанта Нечаева занял оборону на пологом безлесном берегу небольшой украинской реки. Немецкие же позиции размещались на доминирующем высоком противоположном берегу, их огневые точки могли простреливать практически каждый метр подхода к берегу.

Стояла очень жаркая погода, и, несмотря на то, что до реки было не более двухсот метров, наши бойцы изнывали от жажды. Доставить воду и еду в окопы и траншеи можно было только ночью, но фашисты на этом участке сконцентрировали большое количество снайперов, которые не только днём, но и в светлые ночи пресекали многие попытки это сделать. Старались они стрелять не по солдатам, которые тащили термосы с водой и едой, а именно по термосам с целью деморализовать наших бойцов. Порой эти солдаты доползали до наших траншей живыми, облитыми водой или супом, с пустыми, пробитыми пулями термосами, со слезами на глазах от бессильной злобы. Те же из солдат боевого охранения, которые ночью пытались добраться до реки за водой, оставались лежать на песчаном берегу, «прошитые» пулемётными очередями или снайперскими пулями фашистов.

Не с этих ли фашистов берут пример нынешние украинские нацисты, пытаясь оставить Крым без воды, снабжения, электричества, поставив население восточной части страны на грань гуманитарной катастрофы?

Вот что писал в наградном листе на лейтенанта Нечаева в июне 1944 года командир 332 стр. полка подполковник Просвиркин:

«За время нахождения в полку проявил себя мужественным и решительным офицером. Находясь на главном участке обороны, тов. Нечаев построил неприступную оборону для врага и за период нахождения взвода в обороне с 15 мая 1944 г. по 12 июня 1944 г. бойцы взвода тов. Нечаева уничтожили 15 фашистов. Неоднократно фашисты пытались проникнуть в расположение взвода, но, благодаря бдительному несению службы бойцами и сержантами, врагу не удалось этого сделать. Дисциплина и учёба личного состава взвода хорошая.

За отличную организацию обороны на участке взвода и хорошую боевую подготовку взвода тов. Нечаев достоин правительственной награды - ордена Красной Звезды».

Приказом командира 241 стр. дивизии гвардии полковника Андриенко от 7 июля 1944 г. лейтенант Нечаев А.П. награждён орденом Красной Звезды.

13 июня 1944 г. 1 Украинский фронт, перейдя в наступление, сломил оборону противника, его соединения, в том числе и многонациональный взвод лейтенанта Нечаева, устремились дальше на запад, освобождая города, сёла и деревни Украины от захватчиков.

В ходе этого наступления 19 июля 1944 г. командир 332 стр. полка подполковник Гинашвили отмечал в наградном листе:

«Командир стр. взвода 6 стр. роты 332 стр. полка 241 стр. Винницкой дивизии лейтенант Нечаев действовал мужественно и решительно при прорыве обороны противника. Его взвод первым из взводов 2 стр. батальона ворвался в деревню Воносувка и решительными и дерзкими действиями выбивал фашистов из населённого пункта. Взвод в этом бою захватил в плен 8 фашистов и уничтожил около 20 солдат и офицеров. Находясь в боевых порядках, тов. Нечаев вёл себя храбро и мужественно и этим влиял на успех боя. За период трёхдневных наступательных боёв взвод отражал неоднократные контратаки противника с нанесением больших потерь в живой силе и технике».

Приказом командира 67 стрелкового корпуса от 29 июля 1944 года за эти бои лейтенант Нечаев был награждён орденом Отечественной войны 2 степени, это был его третий орден и второй, полученный в течение месяца.

5 августа 1944 года лейтенант Нечаев в ходе боя снова был ранен: осколки немецкой гранаты пробили ему голову и грудь. И снова полтора месяца (до 20.09.44) - лечение в эвакогоспитале, который располагался в старинной усадьбе, хорошо сохранившейся, так как во время оккупации Украины она служила резиденцией высокопоставленных военных чинов рейха. Светлые, чистые палаты, ухоженный парк, большой пруд. Одно было плохо - питание раненых и персонала желало быть лучшим, если не сказать, гораздо хуже даже, чем на фронте. А ведь многим из раненых солдат и офицеров необходимо было хорошее питание, чтобы быстрее встать в строй.

Однажды днём, выйдя на прогулку к пруду, трое легкораненых офицеров, в том числе и лейтенант Нечаев, заметили, что пруд буквально кишел крупной рыбой, которую, по всей вероятности, фашисты хранили для своих нужд. Нашли большую лодку. Но чем ловить? Решение пришло быстро: нашли пару трофейных гранат, сделали из них связку (благо, опыта в этом им было не занимать) и, соблюдая все меры предосторожности, швырнули в пруд, подальше от берега. После взрыва они собрали очень много крупной оглушённой рыбы, преимущественно карпа.

Жестокий метод, не правда ли? Но зато весь госпиталь длительное время подкреплял скудную солдатскую кашу рыбой.

Комендант госпиталя вначале даже хотел наказать молодых офицеров за «рыбалку», но потом всё-таки «спустил на тормозах» дело, понимая, что это не хулиганство, а простая житейская необходимость.

20 сентября 1944 года лейтенант Нечаев снова после госпиталя принял под командование взвод в 3 Гвардейской мотострелковой бригаде, став уже Гвардии лейтенантом.

Но уже 4 октября 1944 г. был ранен в четвёртый раз: немецкая нуля пробила навылет его левую голень. Три недели пришлось пробыть в госпитале, где Алексей и отметил свое 20-летие. 25 октября он снова встал в строй, вернувшись в свой гвардейский мотострелковый полк.

К началу 1945 года войска 1 Украинского фронта вышли на государственную границу СССР и, разбивая наступление, начали освобождение Польши. Командир 3-го гвардейского мотострелкового полка гвардии полковник Леонов в благодарности от имени Главнокомандующего Сталина всему личному составу полка, в том числе и гвардии лейтенанту Нечаеву А.П. отметил основные вехи боевого пути полка по Польше:

13 января 1945 г. - прорыв западнее г. Сандомира,

19 января 1945 г. - взятие г. Кракова,

25 января 1945 г. - взятие гг. Глейвиц, Хжанув,

27января 1945 г. - взятие гг. Сосковец, Бендзин и др.

28января 1945 г. - взятие г. Котовицы.

23 января 1945 года гв. лейтенат Нечаев был ранен, уже в пятый раз. Пуля немецкого снайпера попала ему в верхний луч ордена Красной звезды, рикошетом навылет пробив правое плечо, к счастью, не задев кость. Ему было предложено заменить повреждённый орден, но он отказался, так как этот орден, возможно, спас ему жизнь.

И снова молодому офицеру понадобилось три недели, чтобы залечить очередную рану. 17 февраля 1945 года он вернулся в свой 3 гвардейский мотострелковый полк, который входил тогда в состав 4-го гвардейского Кантимировского танкового корпуса. К тому времени войска 1 Украинского фронта были развёрнуты для наступления в Восточной Пруссии. Их полк 6 февраля форсировал реку Одер юго - восточнее г. Бреслау, 22 марта овладел городами Штрелен и Рыбины на территории Силезии. 23 апреля прорывал оборону на реке Нейсе, о чём свидетельствует также благодарность личному составу полка.

13 марта в числе многих других за упорные бои на территории Польши и Восточной Пруссии приказом командира гвардейской мотострелковой Ямпольской краснознамённой орденов Суворова и Кутузова 2-х степеней бригады гвардии лейтенант Нечаев получил четвёртую боевую награду - второй орден Красной Звезды. К сожалению, наградного листа на этот орден найти не удалось.

30 апреля, когда до Победы оставались считанные дни, гвардии лейтенант Нечаев получил шестое - последнее, но самое тяжёлое ранение. Разрывная немецкая пуля, войдя под лопатку, вышла через правое плечо, буквально раздробив его, а другая пуля пробила правое бедро.

И снова полевой госпиталь, где он и встретил День Победы, операции, а затем - три с половиной месяца эвакогоспиталя 2132 в селе Люблин Великий Львовской области, откуда и был уволен в запас 21 августа 1945 года приказом командующего Львовским военным округом.

Справедливости ради нужно сказать, что только тогда он и смог, наконец, получить три своих боевых награды: орден Красной Звезды и два ордена Отечественной войны (один орден Красной Звезды он получил непосредственно на фронте).

4 ноября 1946 года гв. лейтенант Нечаев от имени Президиума Верховного Совета СССР был награждён медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а в дальнейшем - четырьмя юбилейными медалями.

С возвращением домой война для гвардии лейтенанта не закончилась, являясь ему в снах, тревожила болями его израненное тело, возвращаясь воспоминаниях о товарищах, с которыми он делил тяготы и невзгоды фронтовой жизни.

Одним из них был сержант Иван Стальмаков, который прибыл в их взвод весной 1944 г. с очередным пополнением и был назначен заместителем командира взвода. Уроженец Восточной Украины, богатырь двухметрового роста, он в начале войны служил на Черноморском флоте, затем был переведён в пехоту, с лихвой хватил всех перипетий фронтовой жизни. Балагур и весельчак, в бою он преображался, становясь безжалостным к врагу, показывая пример другим бойцам своим мужеством и отвагой. В рукопашных боях ему не было равных во взводе, его кулаки - «кувалды» одним ударом отправляли в «нокаут» любого фашиста, вставшего на пути.

Однажды он, в прямом смысле слова, спас своего командира – лейтенанта Нечаева. Их батальон, захватив первую линию обороны немцев, потеряв, к сожалению, связь с полком, продолжил наступление и ворвался во вторую траншею противника, выбив его оттуда дерзким и ошеломительным броском. Вдруг бойцы и офицеры услышали грозный гул «эрэсов» (реактивных снарядов). Это наши гвардейцы-миномётчики дали залп из «Катюш» по второй линии обороны фашистов, не зная, что она уже занята нашими подразделениями.

Сержант Стальмаков успел столкнуть своего командира в немецкий блиндаж, кубарем скатившись следом за ним. Можно представить, что творилось наверху от удара термитными реактивными снарядами. После обстрела они с трудом выбрались из полуразрушенного горящего блиндажа, готовясь отражать контратаку опомнившихся к тому времени фашистов.

В июне 1944 года, когда их 241 Винницкая дивизия, прорвав немецкую оборону, двигалась по Украине западнее Киева, сержант Стальмаков получил письмо со своей родины, которая к тому времени была освобождена от фашистов. Из него он узнал, что многие жители их села, в том числе и все его родные: отец, мать, три сестры, а также его любимая девушка, с которой из-за войны они так и не успели пожениться, расстреляны фашистами и карателями из УБЛ (бандеровцами) за помощь партизанам, а село полностью сожгли каратели. Можно себе представить, что после этого творилось в душе Ивана, который так мечтал вернуться в свой дом, встретиться с родными ему людьми!

На утро следующего дня их батальону был дан приказ о проведении разведки боем, а вечером сержант Стальмаков исчез из расположения батальона. Его искали, но нигде не могли найти. Все задавались вопросом: «Где он? Что случилось?». Спустя некоторое время в немецкой траншее напротив их батальона раздались разрывы гранат и автоматная стрельба. Стрелял наш ППШ и немецкие «шмайсеры». Вскоре стрельба стихла. Командир батальона сообщил о случившемся в штаб полка. Было предположение, что на фашистов нарвалась наша разведгруппа, отправленная накануне в немецкий тыл за «языком». Командир полка, подполковник Просвиркин, отдал приказ начинать разведку боем, не дожидаясь рассвета. Дерзким и быстрым броском батальон без артподготовки выбил противника из первой траншеи.

Там наши бойцы увидели страшную картину: на дне траншеи лежало около десятка трупов фашистов, а рядом - тело сержанта Ивана Стальмакова, изуродованное почти до неузнаваемости. Фашисты выкололи ему глаза, на лбу, на груди и спине вырезали звёзды, всё тело искололи штыками. По всей видимости, у сержанта Стальмакова не выдержали нервы от того, что узнал из письма с родины, и он пошёл в одиночку мстить фашистам за своих родных, за сожжённое карателями родное село.

В наши дни, забыв уроки и факты истории, искажая их, украинские политиканы, поддерживаемые такими же политиканами Европы и США, защищая свои шкурные интересы, позволили поднять голову украинским националистам - потомкам тех бандеровских карателей, которые расстреливали мирных людей, сжигали деревни и сёла, развязали в своей стране кровавую гражданскую войну. Используя самые зверские и бесчеловечные фашистские методы, точно так же уничтожали города и сёла, свой собственный народ Восточной Украины только за то, что он хочет свободно и мирно жить, говорить не только на украинском, но и на русском языке — языке многонациональных освободителей Украины и всего человечества от фашистского порабощения, не жалевших ради этого самого ценного - своих жизней.

Александр Алексеевич НЕЧАЕВ, д. Ефаново.

*****

Ты думаешь, я плакать не могу,

И горечь слёз мне не понятна вовсе?

Из всех стволов мы били по врагу,

А он утюжил спелые колосья!

А он кресты на черных крыльях нёс,

Они летели нестерпимо густо.

До слёз тут было или не до слёз,

Но лишь приклад сжимали мы до хруста.

Ты думаешь, я плакать не могу?

Железный гул схлестнулся с тишиною,

И стало жарко, жарко на снегу,

И санитар склонился надо мною.

И, как сквозь сон, я видел ближний бой,

А мне казалось, это в силе грозы,

Зажав зубами стонущую боль,

Сдержал я подступающие слёзы.

Ты думаешь, я плакать не могу?

Мы долго ждали этого рассвета...

Стреляя в небо, прямо на бегу

Связной из штаба выпалил: «Победа!».

Потом - объятья и пожатья рук,

Плясали флаги и качались маки...

И столько было радости вокруг,

Что я от счастья этого заплакал!

Николай Рыбалко, фронтовой поэт.

Яндекс.Метрика